Опубликовано в журнале "Председатель ТСЖ" № 12(98) 2015 

При использовании данного материала ссылка на источник обязательна ©«Председатель ТСЖ»

Белолипецкий С.А., директор АТСЖ МО, преподаватель РАНХиГС

Значимость правовых и даже орфографических нюансов, возникающих при заключении любого договора, трудно переоценить. Собственно говоря, договор, как правовой документ, извлекается на свет только в спорных случаях. Если сделка или долгосрочный процесс поставки товара (оказания услуги) происходят без осложнений, то заглядывать в текст договора нет необходимости. Поэтому при составлении или согласовании договора нужно просчитывать все возможные последствия именно на случай возникновения конфликтной ситуации.

При разбирательстве спора в суде любая мелочь может обернуться многотысячными платежами в одну или другую сторону. Иногда речь может идти не только о сносках «мелким шрифтом», но и буквально о поставленной или пропущенной запятой. Классический пример из орфографии русского языка как нельзя более подходит к такому случаю: «Казнить нельзя помиловать».

Многолетняя договорная практика позволяет утверждать, что нередко монополист беззастенчиво пользуется своим правом единственного игрока на рынке и в тексте договора «тянет одеяло» на себя. К тому же, заключая договор на поставку, например, энергетических ресурсов, надо рассчитывать не на год, два или три, а на весьма продолжительный срок, в течение которого может измениться очень многое. Монополист может коренным образом пересмотреть свою структуру, экономическую политику, предприятие может быть перепродано или даже обанкротиться.  Данные обстоятельства надо обязательно иметь в виду при заключении договора и ни в коем случае не идти на поводу увещеваний контрагента, дескать, «это — типовой договор, все подписывают».

В скобках заметим, что на рынке обслуживания недвижимости есть две сестры — недвижимость коммерческая и жилая. Если первая процветает и успешно развивается —- эксплуатировать современный бизнес-центр и престижно, и выгодно, — то вторая выглядит бедной родственницей на этом фоне: ни значимой финансовой выгоды, ни престижа, ни высокого результата труда... Но есть у сферы жилья и существенный плюс, который проявляется именно в процессе заключения договора с РСО. Бизнес-центру, который «капризничает» и пытается внести правки в типовой договор, первым делом намекают на возможность отключения света (тепла, воды). Спор неуклонно переходит в фазу диалога моськи и слона с заранее известным результатом. А вот УО или ТСЖ, даже самые маленькие, могут успешно оспаривать любые спорные положения предложенного проекта договора. Безусловный повод для профессиональной гордости!

Одним из главных аспектов, которые предлагаются управляющим организациям, ТСЖ, ЖК и ЖСК в договоре ПАО «Мосэнергосбыт» (МЭС) к согласованию в 2015 г., является

 Энергетиков можно понять: нынешняя буква закона предлагает схему поставки «коммунального ресурса» до фундамента дома, с возложением ответственности за коммунальную услугу (КУ) уже на обслуживающую дом организацию — исполнителя КУ. Оставляя на совести законодателя такую крайне непродуманную схему, отметим, что повсеместно МЭС имеет прямые договора с индивидуальными потребителями электроэнергии, и сегодня такой принцип — заключение прямых договоров между РСО и потребителями уже признается прогрессивным.

Не будем также забывать, что в тариф на поставку электричества всегда закладывались затраты на содержание аппарата по работе с конечным потребителем — это и расчетная группа, и инспекторы, и специалисты по претензионной работе и т.д. В последние годы наметилась тенденция на автоматизацию процесса обслуживания счетчиков, и в проекте каждой новостройки теперь предусмотрена автоматическая система коммерческого учета энергии (АСКУЭ). Она позволяет иметь компьютерный онлайн-мониторинг всех приборов учета здания и призвана существенно экономить силы и средства сбытовиков.

Казалось бы, сама жизнь посредством технического прогресса подсказывает направление развития данной темы. Но, увы, сильное лобби энергетиков в очередной раз стремится переложить все непростые и затратные вопросы на плечи собственников и УО. Не секрет, что в МЭС идут сокращения целых подразделений, ранее отвечавших за работу с потребителями — физическими лицами. Фактически здесь мы имеем скрытое повышение тарифов, поскольку эта часть затрат негласно, но неуклонно переносится на кошельки собственников помещений. Система АСКУЭ, чаще всего, в домах не работает, и сие никого не заботит. Так что нам представляется целесообразным не подписывать условия договора с МЭС в этой части.

Рассмотрим конкретные примеры некорректных, по нашему мнению, условий договора, предлагаемого к заключению естественным монополистом — ПАО «Мосэнергосбыт» — с УО. Данный договор выбран не в качестве самого недобросовестного по отношению к потребителю, скорее наоборот — рассматриваемый текст довольно лоялен, и в большинстве случаев его положения имеют законодательное основание. Хотя не приходится сомневаться, что на местах РСО, как локальные монополисты, составляют «типовые» договоры и на более жестких условиях.

И еще одно замечание: многочисленные противоречия в положениях действующего законодательства дают возможность широкого их толкования, поэтому руководители и специалисты жилищной сферы обязаны применять в приоритетном порядке жилищное законодательство, направленное, как правило, на интересы потребителя.

Договор энергоснабжения МЭС с потребителем, приравненным к тарифной группе «Население», можно скачать со страницы портала уважаемого ПАО:

http://www.mosenergosbyt.ru/website/faces/legals/contracts?_adf.ctrl-state=uaacqqkp9_101&_afrLoop=8409123676475338&

Вот отдельные позиции данного публичного договора, которые представляются нам спорными.

 1.3. Качество поставляемой (потребляемой) в соответствии с настоящим Договором электрической энергии в точках поставки должно соответствовать требованиям технических регламентов.

В случае отклонения показателей качества электрической энергии от требований, указанных в предыдущем абзаце, МЭС совместно с Абонентом и сетевой организацией в десятидневный срок с момента требования МЭС, сетевой организации или Абонента организовывают проверку и анализ показателей качества электрической энергии с оформлением результатов в трехстороннем акте.

В этом пункте нет заметных противоречий законодательству, однако предложенный десятидневный срок может нарушить права потребителя КУ, предусмотренные «Правилами предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домам», утвержденных ПП РФ РФ от 06.05.2011 № 354 (далее: Правила-354). Так, в разделе X Правил-354 утвержден Порядок установления факта предоставления коммунальных услуг ненадлежащего качества и (или) с перерывами, превышающими установленную продолжительность. При этом в п. 23 «Правил, обязательных при заключении договоров снабжения коммунальными ресурсами…», утвержденных ПП РФ от 14.02.2012  № 124 (далее: Правила-124), указано, что при определении в договоре ресурсоснабжения порядка взаимодействия сторон при поступлении жалоб потребителей на качество и (или) объем предоставляемой коммунальной услуги предусматривается обязательность выявления причин предоставления коммунального ресурса ненадлежащего качества и (или) в ненадлежащем объеме и порядок выявления этих причин, устанавливаемый с учетом требований, предусмотренных Правилами предоставления коммунальных услуг (Правилами-354).

Поэтому в договоре (в протоколе разногласий) следует сформулировать это положение примерно так:

1.3  В случае отклонения показателей качества электрической энергии от требований, указанных в предыдущем абзаце, МЭС совместно с Абонентом и сетевой организацией в срок и в порядке, установленными Правилами Предоставления коммунальных услуг, организовывают проверку и анализ показателей качества электрической энергии с оформлением результатов в трехстороннем акте.

Довольно очевидный «промах» проекта договора имеется в п. 3.2.7:

3.2 Абонент имеет право:

3.2.7. На возмещение причиненного реального ущерба в случаях перерывов энергоснабжения по вине МЭС, за исключением случаев, когда перерывы в энергоснабжении были введены в соответствии с условиями настоящего Договора или действующего законодательства.

Не столько перерывы в электроснабжении, сколько показатели качества электроэнергии могут привести к серьезному ущербу. К тому же вину именно сбытовой компании доказать будет затруднительно. Наш вариант:

3.2.7  На возмещение причинённого реального ущерба в случаях отклонения показателей качества электрической энергии от нормативов или перерывов энергоснабжения, произошедших не по вине Абонента, за исключением случаев, когда перерывы в энергоснабжении были введены в соответствии с условиями настоящего Договора или действующего законодательства.

На первый взгляд предложенные изменения не кажутся принципиальными, однако представьте себе ситуацию, когда у собственников МКД из-за перенапряжения в электросети вышло из строя множество бытовой техники. Возникающую ответственность управляющей организации как исполнителя КУ перенести на РСО будет очень не просто, если упустить в тексте договора упомянутые «мелочи».

Пункт 6.2 Договора от МЭС (перечисляются основания приостановления и ограничения подачи электроэнергии) хотя и коррелирует с ПП РФ от 04.05.2012 № 442 «О функционировании розничных рынков электрической энергии…», но прямо противоречит Правилам-124 (п. 29), имеющим в нашем случае приоритет.

Кроме текста непосредственно договора, большое значение имеют также многочисленные Приложения к нему, имеющие силу договора. В публичном пространстве текстов Приложений нет, видимо, из-за отличий реальных объектов друг от друга, но общие для большинства потребителей положения там все-таки имеются. В первую очередь это относится к Приложению № 4, определяющему порядок учета энергии.

Так, в пункте 2.3.2, подпункт б) Приложения №4 предполагается в случае неисправного прибора учета определять поставленную мощность как максимальную, предусмотренную Договором.

б) для третьего и последующих расчётных периодов подряд объём поставленной электрической энергии (мощности) в точке поставки определяется как произведение максимальной мощности в соответствующей точке поставки <…> При отсутствии в договоре сведений о максимальной мощности, объём электрической энергии (мощности), потреблённой Абонентом в соответствующей точке поставки за расчётный период, определяется в соответствии с законодательством исходя из допустимой длительной токовой нагрузки вводного кабеля (провода).

Ссылка на законодательство отправляет нас снова к ПП РФ от 04.05.2012 № 442, которое устанавливает именно такой порядок расчетов за электроэнергию. Однако и здесь приоритет должно иметь жилищное законодательство. Подпункт «в» пункта 21 Правил-124, определяет формулу, по которой производится расчет объема коммунального ресурса, поставляемого за расчетный период по договору ресурсоснабжения в МКД, не оборудованном коллективным (общедомовым) прибором учета, а также в случае выхода прибора из строя.

Ряд замечаний к тексту договора мы здесь опускаем, дабы не отвлекать внимание читателя от главного. Договор – это комплексный правовой документ, каждую его статью надо трактовать в совокупности с другими условиями договора и с положениями действующего законодательства.  Еще раз призываем очень внимательно относится к подписанию договоров с РСО, а в случае каких-либо сомнений обращаться к специалистам.

 

Материалы по теме:

Каждый дом в Москве миллионер. Только он об этом не знает

И снова МОЭК, или знание предмета спасет от ошибок

Повышаем правовую компетентность. Позитив в судебной практике с МОЭК

Закон что дышло? или Две стороны одной медали

Миллионы, оплаченные за излишне поставленную тепловую энергию возвращены

Не сдаваться, если тяжба с РСО

Некоторые принципы взаимодействия с ресурсоснабжающей организацией

За перетоп платить не будем

Дизайн :
Яндекс.Метрика